Проголосовали
  • домов
  • жителей
Зарегистрировано в Базе
  • 41 493 ТСЖ
  • 20 304 УК
  • 1 046 900 домов
  • 85 ГЖИ

Никита ЧУЛОЧНИКОВ: "Российское ЖКХ находится в глубоком системном кризисе"

Никита ЧУЛОЧНИКОВ: "Российское ЖКХ находится в глубоком системном кризисе"
24.01.2019

ЖКХ изменилось: теперь оно убивает

Даже открытая статистика чрезвычайных происшествий техногенного характера в многоквартирных жилых домах откровенно пугает. По данным отчета МЧС, еще в 2017 году в России произошло 176 техногенных катастроф, причем это 68,5% от общего количества ЧС в стране. В них погибли 507 человек (что составляет 91% от общего количества погибших в чрезвычайных ситуациях) и 2335 человек пострадали. Под термином «техногенный» понимаются, в том числе, и те самые взрывы бытового газа, и обрушения зданий.

Данных за 2018 год пока нет в открытом доступе, но тенденция к увеличению количества ЧС техногенного характера наблюдается уже давно. И речь идет отнюдь не только о взрывах бытового газа. Так, например, «Версия», ссылаясь на официальную статистику, говорит о том, что каждый третий лифт в России небезопасен. С 2011 по 2016 год в лифтах погибли 73 человека.

Факты позволяют предположить, что мы сталкиваемся не с какими-то разрозненными локальными явлениями, а с очень печальной тенденцией: дома, которые должны быть нашей крепостью, зоной комфорта и безопасности, теперь убивают нас. Об этом - наш сегодняшний разговор с президентом ассоциации АКОН Никитой ЧУЛОЧНИКОВЫМ.


Фото: ТАСС

- Никита Викторович, отражает ли рассматриваемый отчет МЧС истинную картину ЧС техногенного характера в нашей стране? Или, как говорят в народе, есть нюансы?

- Статистика – вещь специфическая. Например, техногенные катастрофы – это взрывы и обрушения домов - в отчетах МЧС находятся на третьем месте после ДТП и авиакатастроф. Но их значение растет. Такие события обычно имеют большой общественный резонанс.

МЧС отражает в своих отчетах не только подведомственные ему случаи техногенных катастроф. По официальным данным, в 2017 году около 80 тысяч пожаров в РФ (это более 50% от общего числа в РФ) произошло в городах и населенных пунктах, при этом более 90 тысяч пожаров (это порядка 70% от общего числа в РФ) произошло в зданиях жилого назначения. В них погибло боле 7 тыс. человек (что составляет более 90% от общего числа в РФ).

Что же касается техногенных катастроф, которые сведены в отчете МЧС - они отличаются относительно небольшим количеством погибших, тогда как число пострадавших – это люди, которые получили травмы в результате ЧС и понесли материальный ущерб – исчисляется сотнями. Это позволяет властям относить подобные происшествия к категории «локальных». Хотя ликвидация последствий взрывов в жилых зданиях считаются одним из наиболее затратных мероприятий, такие катастрофы характеризуются высоким материальным ущербом.

- А как численность пострадавших в техногенных катастрофах выглядит в динамике?

- Тенденция такова, что потерпевших от ЧС техногенного характера в жилых домах становится с каждым годом больше. Их количество растет по экспоненте. И ведь нельзя сказать, что катастрофы происходят неожиданно: специалисты говорили об их возможности в своих прогнозах. Так, по данным МЧС, в 2018 году Челябинская область (а, значит, и Магнитогорск!) и Ростовская область (а, значит, и Шахты!) значились в зоне риска. И вот - в течение двух недель мы стали свидетелями двух серьезнейших ЧП с большим количеством жертв в Магнитогорске и в Шахтах.


- Согласно обсуждаемому отчету, более 40 регионов России были официально предупреждены об опасности, и печальные прогнозы во многом сбылись. Почему же в регионах не приняли профилактические меры?

- К прогнозам МЧС надо относиться серьезнее, а местным властям проводить превентивные мероприятия. Но у нас складывается во многом парадоксальная ситуация: проверки и профилактику начинают уже после трагедии, а не после того, как предупредили о ее возможности. Сейчас власть анонсировала масштабные проверки, однако сложно представить, как они будут проводиться. Объем газификации жилищного фонда в России настолько велик, что одномоментная инвентаризация и проверка оборудования потребует огромного количества специалистов. Есть ли они?

- А какое ведомство вообще несет ответственность за качество и безопасность работы газового оборудования?

- Законодатель разделил единую систему газоснабжения на зоны ответственности. За трубу, подведенную к дому, отвечают газовики, за внутридомовые газовые сети – управляющая организация, а за оборудование внутри квартиры – ее собственник. Но собственники в массе своей просто не знают о своих обязанностях по содержанию газового оборудования. Оттого в квартиры часто не пускают сотрудников газовых служб. Управляющая организация зачастую не располагает необходимыми механизмами, инструментами и полномочиями по содержанию и обслуживанию внутридомовой газовой сети, и фактически снимает с себя ответственность за ее состояние. При этом привлечение узкопрофессиональной обслуживающей компании, специализирующейся на обслуживании газового оборудования, стоит дополнительных денег, которых у УК может и не быть. В итоге вся система оказывается разбалансированной, поэтому и нечего удивляться, когда она дает сбой с тяжелыми последствиями.


- Так что, на ваш взгляд, нужно «подкрутить» в системе, чтобы она работала как надо?

- «Подкручивание» только в системе газоснабжения и контроля над ее безопасностью ровным счетом ничего не исправит. Обратите внимание: когда эксперты и СМИ обсуждают очередное ЧП в жилом доме – речь идет, как правило, о последствиях, но не о причинах. А главная причина недавних печальных событий, на мой взгляд, в том, что вся сфера российского ЖКХ находится в глубоком системном кризисе.

- А вот в этом месте, пожалуйста, поподробнее…

- Любая система имеет свои правила построения, и ЖКХ – не исключение. Как она выстраивается, кто ее непосредственные участники? Это, во-первых, собственники жилья – так сказать, пользователи. Во-вторых, это управляющие организации, которые должны обслуживать систему. Наконец, в-третьих, это органы власти, которые обязаны контролировать, регулировать и координировать работу системы, предупреждать сбои в ее работе. Так вот: на сегодняшний день ни один из участников системы ЖКХ не выполняет функций, которые ему предписаны действующим законодательством. То есть, нельзя сказать, что системы нет, она просто не работает.

- Про управляющие организации и органы власти поговорим чуть позже, вначале давайте о собственниках. Что конкретно они должны выполнять – и не выполняют? И почему не выполняют?

- Что предписывает действующая система собственнику? Нести ответственность за свое имущество, принимать решения по вопросам управления, нанимать управляющие компании, контролировать их работу. Однако активный и сознательный собственник сегодня не может полноценно выполнять обязанности по содержанию имущества, даже если очень захочет: этому препятствует действующая нормативно-правовая база. Возьмем, например, основу основ жилищного законодательства: общее собрание собственников. Чтобы оно состоялось, необходим кворум – не менее 50 процентов голосов. Вдумайтесь: президента страны мы выбираем простым большинством голосов, а чтобы выбрать управляющую компанию, закон предписывает обеспечить минимум пятидесятипроцентную «явку»! Понятно, что на фоне общей пассивности наших собственников это становится почти нереальной задачей, что, в свою очередь, создает благодатную почву для всевозможных махинаций и злоупотреблений. Впрочем, мы сейчас не об этом, а о том, что существует законодательный барьер, не позволяющий активным и ответственным гражданам в полной мере реализовывать жилищные права и выполнять обязанности по содержанию своего имущества.


- Есть ли выход из этой ситуации?

- Конечно: нужно отменить пятидесятипроцентный барьер. Решения на общем собрании собственников должны приниматься простым большинством голосов. То есть, судьбу дома будут решать активные собственники – те, кому не все равно.

- Не породит ли внедрение этой нормы еще большее количество злоупотреблений на общих собраниях?

- Чтобы этого не произошло, общие собрания собственников должны проходить в стенах Госжилинспекции, в присутствии уполномоченных сотрудников. Пусть, например, инспектор ведет протокол, участвует в подсчете голосов и оформляет итоги голосования. Это, кстати, избавит и от излишней бумажной волокиты, предписываемой Приказом Минстроя № 937/пр от 25 декабря 2015 года (требования к оформлению протоколов общих собраний собственников помещений в многоквартирных домах и порядок передачи копий решений и протоколов общих собраний собственников помещений в многоквартирных домах в уполномоченные органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации, осуществляющие государственный жилищный надзор – прим. ред.)

- А что не так с управляющими организациями – помимо того, что они нередко пренебрегают своими обязанностями?

- Управляющие организации только на первый взгляд управляемы жителями домов. На деле же в большинстве случаев их работодателями являются органы власти.

- ???

- Конечно, управляющие организации, как правило, являются частными предприятиями. Но, во-первых, иметь свою долю в их уставном капитале могут и муниципальные власти, что позволяет им контролировать всю работу УК. Во-вторых, лицензирование таких компаний проводит Государственная жилищная инспекция. И, в-третьих, самое главное: значительная часть жилищного фонда передается в управление УК через конкурсные процедуры, которые проводит муниципалитет. Согласитесь, абсурдная ситуация: фактически нанимателем УК является власть, а не собственники жилья, но оплачивать ее работу обязывают именно их! Думается, поэтому многие управляющие компании и не стремятся сделать жизнь собственников комфортной и безопасной – ведь не физлица ее фактические наниматели, и не они способны оштрафовать УК. Платить-то жильцы все равно обязаны по закону…


Фото: "Комсомольская правда"

- А что же государство, на котором, по идее, лежат нормотворческие и надзорно-контрольные функции?

- Органы власти изначально закладывают конфликт интересов в работу системы. Всю полноту ответственности за деятельность УК несет региональная и муниципальная власть – каждая в рамках своих полномочий. Но когда что-то происходит, чиновники разводят руками. Взрывается дом – виноваты коммунальщики, газовики или собственники жилья. А где же в этот момент была власть? Чем она занималась в то время, когда должна была проконтролировать выполнение требований безопасности?

Отношение властей к своим контрольным функциям наглядно иллюстрирует чудовищный пожар в кемеровском торговом центре «Зимняя Вишня», который случился весной прошлого года. После резонансной трагедии ответственным инстанциям было поручено проверить на предмет соблюдения требований пожарной безопасности объекты массового пребывания людей по всей стране. Результат – ничего принципиально не изменилось. В течение всего 2018 года, до самого его конца, продолжали поступать сообщения о грубейших нарушениях пожарной безопасности в торговых центрах. Но главное - органы власти в регионах получили еще один рычаг давления на арендаторов и собственников зданий – под видом устранений недостатков из помещения можно изгнать любого.

- И все же, встает вопрос об ответственности. Точнее, об ответственных…

- Я думаю, государство само создает все предпосылки условия для возникновения чрезвычайных ситуаций. Ресурс старой, советской системы ЖКХ с каждым годом все больше и больше истощается, а взамен ничего не выстроено. Не формируется нормальная система правоотношений в отрасли, чтобы все участники системы выполняли свои функции. Наоборот, сформирована система круговой безответственности. Пассивное большинство не интересуется тем, что происходит в доме, а активные и ответственные собственники находятся в меньшинстве, они не имеют законодательных рычагов по управлению домами. В силу того, что в большинстве случаев нанимателем управляющих компаний является власть, у них отсутствует мотивация работать для собственников жилья. А системный контроль со стороны уполномоченных государственных органов подменяется ситуационными авральными проверками. Вдобавок, в последние годы власть ввела в систему сильнейшую политическую компоненту: когда действительно необходимые решения подменяются имитацией бурной деятельности. Результат такой работы в кавычках мы видим: ЖКХ действительно изменилось. Теперь оно убивает.

Александр ЗЕНИН

ЖКХ /Интервью

Возврат к списку