Проголосовали
  • домов
  • жителей
Зарегистрировано в Базе
  • 41 493 ТСЖ
  • 20 304 УК
  • 1 046 897 домов
  • 85 ГЖИ

Дом не для жилья

Дом не для жилья
26.02.2020

Педагог из Старой Купавны вынуждена жить у детей и внуков и ежемесячно оплачивать счета за непригодное для проживания жилье.

На дворе XXI век, однако прогресс и нормальные условия проживания дошли не до всех. Старая Купавна – город в Московской области, казалось бы, тут все должно быть в порядке, ведь город находится практически на границе с Москвой, но все далеко не так. Ветхо-аварийные дома без коммуникаций разваливаются на глазах, люди живут без ванной и туалета, да еще и в коммунальных квартирах. Ежемесячно внося суммы в фонд капремонта, сами жильцы могут о нем только мечтать. Свою историю рассказала педагог на пенсии – Гюласар Рзаевна Намазова.

Жилье есть, но его нет

Женщина получила комнату в квартире много лет назад в городе Старая Купавна по адресу улица Чапаева, дом 5. Радость от полученного жилья была недолгой, ведь дом уже тогда не выглядел пригодным для проживания: трещины, отсутствие коммуникаций и размер комнаты всего 11,8 кв. м. Женщина попыталась добиться второй комнаты, но, разумеется, ей в этом отказали. Сказали: радуйтесь тому, что есть. Да только как жить в комнате, где даже самое необходимое разместить нельзя? В доме не предусмотрено наличие ванной комнаты, туалета, нет даже горячей воды. Так и пришлось Гюласар Рзаевне уехать из собственного жилья и жить у дочери, а затем у внуков, которые не смогли оставить близкого человека в таких нечеловеческих условиях. Поскольку комната у женщины в собственности, она продолжает многие годы платить на коммунальные услуги и надеяться на расселение.

Нечеловеческие условия

По словам Гюласар Рзаевны, дом признали аварийным около тридцати лет назад: обещали сначала ремонт, потом снос, но на дворе 2020 год, а ситуация с места никак не сдвинулась. Женщина рассказала: «Если бы квартира была полноценной, хотя бы 2 комнаты, то я бы сделала ремонт сама. Создала бы необходимые условия, водонагреватель поставила, жила бы спокойно, никого не напрягая. А сейчас вынуждена при наличии своей жилплощади жить у внуков. Они, конечно, не против, но все взрослые уже, надо свою семью строить, а там я всегда. Я 1947 года рождения, а в своей квартире ни разу так и не жила, из пенсии приходится оплачивать счета, коммунальные услуги, да только за что же я плачу? За дом, который уже много лет рассыпается на части? За комнату, в которой невозможно жить? Не понятно. Обращалась во все инстанции, писала письма, звонила – все без толку. Обещали расселить в 2019 году, потом перенесли на 2020, теперь снова говорят подождать. А сколько мне ждать? Мне 73 года, я пенсионер, хочу пожить в своем жилье, которое мне положено». Женщина прислала фото- и видеоматериалы, и на них действительно страшно смотреть. В комнате Гюласар Рзаевны отходит стена – трещина размером с ладонь, и с каждым годом она становится все больше. Комиссии почему-то на это внимание не обращают. Недавно дом подкрасили, и внешне он стал выглядеть немного лучше, но разве имеет значение внешний вид дома, если у него отходят стены и кажется, что он скоро рухнет прямо на глазах? На фотографиях видно, что условия просто ужасные, туалета нормального нет, о ванной можно только мечтать, везде разруха и трещины. В коммунальной квартире, где пустует комната пенсионерки, живет женщина с ребенком и каждый день боится, ведь от дома в таком состоянии можно ждать чего угодно.

В доме можете не жить, а платить – обязаны

На днях Гюласар в очередной раз оплачивала счета и обнаружила долг больше, чем 4 тысячи рублей за газ и около 2 тысяч рублей за вывоз мусора. Там, где живет женщина сейчас, за вывоз мусора жильцы не платят. Гюласар пошла в управляющую компанию, чтобы разобраться в ситуации и вот, что она рассказала: «Я приехала в Старую Купавну, потому что у меня, оказывается, был долг за газ и вывоз мусора больше, чем на 6 тысяч рублей в общей сложности. Все счета я оплачивала всегда вовремя и долгов никогда не имела. Пришла в Управляющую компанию «ООО Трион», чтобы разобраться, за что долг, и чтобы с меня перестали брать квартплату, ведь я не живу и не жила в этом доме никогда. А в управляющей компании мне ничего толком не сказали. По всем серьезным вопросам меня отправили в Ногинск, говорят, идите к начальнику, но только его сейчас нет. Когда и как ловить начальника, никто не сказал, а ведь я пенсионер, мне тяжело ездить так далеко. Отменять плату за услуги в УК также не стали, сказали, что максимум могут за воду не начислять плату. А вот за ремонт, мусор, содержание и прочее я по-прежнему должна платить. Пенсия у меня не настолько большая, чтобы оплачивать сразу обе квартиры. До Ногинска я все-таки доехала, и там меня мучали почти пять часов! Я пожилой человек, а они меня гоняли по разным этажам и кабинетам, не хотели предоставлять никакие письменные отказы и прекращать взымать плату также отказывались. Мне говорили, что я должна платить за вывоз мусора, но за какой, если у меня в собственности одна комната, в которой я никогда не жила, а также говорили заплатить за пользование газовой плитой – это совсем смешно. Счетчики никакие в доме не стоят: ни на газ, ни на воду, ни на электричество. Полный беспредел творится. В конце концов, после долгих переговоров и ругани, меня заставили написать кучу заявлений и собрать много разных документов и справок, но все-таки обещали все пересчитать и списать мои якобы долги. Я смогла доказать, что не проживаю в доме 5 по улице Чапаева в Старой Купавне, да только Вы же понимаете, что легче от этого не стало. Жилье все-равно для жизни непригодно».

Послушав историю педагога Гюласар Рзаевны, становится страшно за то, в каких условиях в нашей стране живут люди. Всю жизнь проработав в школе, пенсионерка фактически не имеет собственного жилья и вынуждена жить то у детей, то у внуков. Дом, в котором, кстати, по сей день продолжают жить люди, находится в ужасающем состоянии. Внешний ремонт не избавил людей от вечного страха однажды утром проснуться под завалами собственного жилья. Кто поможет несчастным людям обрести комфортное, а главное, безопасное жилье – вопрос открытый. А пока люди в отчаянии пытаются выжить в доме не для жилья.

Ксения Красильникова

Репортаж



Возврат к списку